— Твоя мама — какая-то деревенщина! — говорила невестка моему сыну. А сама оказалась из далекой глубинки

истории читателей
05-02-2024

Мы с сыном — деревенские. Несмотря на то, что наша деревня довольно большая и расположена неподалеку от областного центра, все-таки это не город. Уклад жизни своеобразный, да и возможностей меньше. 

Поэтому я всегда мечтала, чтобы сынок выучился, получил хорошую профессию и устроился на достойную работу в город. Я все делала для этого: первая в нашей деревне купила Мите компьютер, нанимала репетиторов, если было нужно.

И моя мечта сбылась: сын с отличием закончил школу, а потом выучился на программиста. Устроился в фирму с хорошей зарплатой. Прошло несколько лет, и он смог накопить себе на двухкомнатную квартиру в городе. А потом и меня туда перевез, хоть я поначалу и возражала.

Жили мы хорошо, спокойно. Вот только я переживала, что Митя мало того, что на работе за компьютером, так еще и дома все вечера за этим устройством проводит. 

Никуда не ходит, ни с кем не встречается, а мне уже внуков хочется. Сыну под тридцать лет, а мне уже под 70, я родила его поздно.

— Сынок, — говорила я ему, — может в кино сходишь или еще куда? С девушкой хорошей познакомишься.

А он только отмахивался, мол, всему свое время.

И вот, это время пришло. Стала я замечать, что мой Митя с работы приходит не сосредоточенный, как всегда, а радостный — будто на крыльях летает. А однажды он мне сказал:

— К нам на работу новенькая бухгалтерша пришла. Эрикой зовут. Такая чудесная девушка! Мы с ней уже две недели встречаемся. Завтра приведу ее с тобой знакомиться.

А я и рада! Целый день на кухне кашеварила: борща наварила, пирогов напекла. К вечеру надела свое лучшее платье. Сижу, жду.

Но вот открывается дверь, входит мой сын, а за ним эта Эрика. Здоровая деваха, в короткой юбке, глаза сильно накрашены, брови подведены, ногти наращены, губы накачаны. Не думала я, что моему Мите такие вот нравятся. Но я стала гнать от себя неприятные мысли. Подумала, а вдруг она человек хороший.

Но Эрика сразу показала себя не с лучшей стороны. Во-первых, она со мной не поздоровалась, а только холодно головой кивнула. Уселась за стол и начала в тарелке с борщом ковыряться.

— А это что? — спрашивает.

— Борщ, — отвечаю я. — Вам не нравится?

— Я такое не ем, — говорит девица.

— А что же вы едите? — удивилась я.

— Я том-ям, минестроне предпочитаю, — ответила Эрика. — Но вы, наверное, такое не умеете готовить.

 

Я промолчала. Хорошо, хоть пироги мои девица не охаяла. Обед прошел в тишине, хоть сын и пытался нас на какие-то общие темы вывести. О погоде начинал говорить, о детстве, о планах на будущее, но Эрика не отвечала — молча пироги уплетала.

А потом, когда сын провожал ее, я услышала:

— Твоя мама — такая деревенщина! Двух слов связать не может. И вырядилась в это несусветное платье — такое сейчас никто не носит.

А Митя промолчал, и мне было очень обидно. Потом, правда, сказал мне:

— Ты на Эрику не обижайся, она хорошая. Просто стеснялась немного.

Ну я и «проглотила» свою обиду. Решила, раз сыну нравится, значит и мне лезть нечего. А может быть, поженятся они, родится ребеночек, и эта «снежная королева» потеплеет.

И вот, Митя сделал ей предложение, и стали они готовится к свадьбе. Наприглашали кучу друзей, а меня не позвали. Митя виновато сказал:

— Эрика говорит, что тебе будет некомфортно на нашей свадьбе. Там все молодые соберутся.

— А у нее что же, родителей нет? — поинтересовалась я.

— Не знаю, — ответил сын. — Она меня с ними не знакомила.

Сыграли они свадьбу, и Митя привел молодую жену в дом. А где им еще жить? Эрика-то до замужества квартиру на окраине снимала. Хоть я и понимала, какая у нас будет жизнь вместе с невесткой, но поделать ничего не могла — я ведь тоже не хозяйка в этом доме, сына эта квартира.

Думала, когда у них детки родятся, я помогать стану. Но что-то они с этим не спешили. А ведь не юные уже! За все это время Эрика меня так застращала, что я боялась из своей комнаты выходить. То ей не так, это не эдак. И в выражениях она не стеснялась. Бывало, и обзывала меня обидными словами. Сын все это видел и слышал, но молчал, вроде как не его это дело — бабы сами разберутся.

Не разобрались. Не выдержала я и обратно к себе в деревню уехала. Но не стала сидеть сложа руки, попыталась узнать, что же это за Эрика такая и откуда она вообще взялась. И узнала.

Оказывается, не Эрика она вовсе, а Надежда. Имя сменила, когда из своей глубинки в город перебралась. А жила она в такой глухой деревне, что не чета нашей! Наша-то по сравнению с ее бывшим местом жительства — мегаполис! Там у нее и родители остались, но она с ними не знается, стесняется их.

Когда она в город переехала, то первое время стриптизершей в клубе работала. А потом двоюродный брат на нее надавил, заставил бухгалтерские курсы окончить и сам их оплатил. А после устроил Надежду в фирму своего знакомого. Это туда, значит, где мой Митя работает. Вот там их и свела судьба-злодейка.

Мите я, конечно, обо всем этом рассказывать не стала. Зачем лезть не в свое дело? А может, и знает он все, да только все равно свою Эрику любит. А я все надеюсь, что у них ребеночек родится, и они обратно меня позовут — помогать. Ради внука как-нибудь невестку перетерплю.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.