Коллега убедила меня в том, что мой проект - никудышный, а потом присвоила его себе

истории читателей
06-06-2024

Я работаю в редакции. Мы выпускаем один заурядный журнал, посвящённый нашему городу. Таких если не тысячи, то сотни точно. Обычно пишем про мероприятия, делаем уголовную сводку, погоду, гороскопы, немного политики. 

В кабинете мы сидим втроем. Я, ещё одна журналистка Катька и Вовчик. Он постоянно что-то жуёт. Говорит, что его мозг работает синхронно с желудком. Если последний ничего не перерабатывает, то он не может писать. К этому мы уже привыкли.

Катя – девушка достаточно громкая. Конечно, когда она сосредоточена на статье, то вокруг царит тишина. Но в остальном она впереди всех. Если хоть что-то идёт не по её воле, сразу разбирается, причем с криками и активным жестикулированием. Наша бухгалтерша уже поседела от неё. 

Каждый месяц Катька околачивается в её кабинете и просит разъяснений за каждый рубль. У нас есть система премий. Помимо обычной месячной, главред даёт премии тем, кто предлагает особо удачные идеи, которые он одобряет.

Две недели назад мы в кабинете обсуждали работу. И я сказала ребятам, что на планерке хочу предложить Петру Алексеевичу тему про разные погодные рекорды нашего города и их связь с преступлениями. 

Например, в такой-то день в 1996 был рекорд выпавшего снега. Также в этот день произошло то-то и то-то. Примечательно, что через двенадцать лет снова случился снежный максимум и вновь были совершены подобные преступления. И так по разным катаклизмам.

Вовчик меня поддержал. Дожевывая свой пончик, он сказал, что если бы ему пришла в голову такая идея, он обязательно поднял бы вопрос на собрании. А вот Катька убила весь мой запал.

– Ты сама подумай, Дашуль, ну кому интересно будет читать твои прогнозы двадцатилетней давности. Люди даже текущие уже не просматривают. У них на телефоне стоят приложения и напоминают, когда им зонтик взять, а когда шапку надеть, – проговорила она.

– Ну так ведь дело не в самой погоде. А в криминале. Что имеется связь между природными явлениями и преступлениями. И они раз за разом повторяются, – парировала я.

– Ну, если тебе хочется выслушивать его крики о том, какие мы все балбесы в очередной раз, то пожалуйста. Только потом не плачь. Я тебя предупредила.

Через пару часов главред позвал нас в свой кабинет. Он спросил, есть ли какие-то особые идеи. Мы все промолчали. Вовчик резко зыркнул на меня, призывая к действию. Но я отрицательно качнула головой. Тогда Пётр Алексеевич выдал нам план работ, и мы разошлись по местам. Только уселись за столы, как Катька сорвалась и побежала к нему в кабинет. Как сказала, уточнить что-то по её плану. Пробыла там минут двадцать. Мы погрузились в работу. Неделя потекла в обычном темпе.

Когда вышел новый номер, я даже уронила его на стол. Просто не поверила глазам. Первым же материалом была моя статья про погодные рекорды и преступления. То есть не моя. Статья была написана Катькой. Но идея-то моя.

– Как ты могла?! – Закричала я на неё. – Ты украла мою идею!

– Но ты ведь от неё отказалась. Почему ты не сказала ничего, когда он спрашивал, – она ткнула пальцем в сторону кабинета главреда.

– Ты же сама сказала, что это плохая идея!

– Нужно думать своей головой, милочка. Что ты всех подряд слушаешь. Ты промолчала, а я взяла и предложила. И видишь, ему понравилось.

У меня по щекам потекли слёзы. Сил говорить не было. Вовчик подошел и приобнял меня, молча протянув шоколадку. Но мне не до еды было. Такого предательства я не ожидала. Вот ведь хитрющая. 

Хоть мы и не подруги, но работаем уже несколько лет вместе. Как можно вот так вставлять нож в спину. Я решительно поднялась и пошла в кабинет к начальнику.

– Пётр Алексеевич, можно? – осторожно толкнула дверь.

– Дарья Александровна, Вы плачете? Что случилось? – он снял очки и уставился на меня.

– Дело в том, что та статья на первой странице. Это была моя идея. Катерина Сергеевна украла её у меня.

– Если это была Ваша идея, то почему её не предложили на планерке? Я ведь спрашивал.

– Мы обсуждали её до этого в кабинете. И она сказала, что идея плохая. Я решила не позориться и промолчала. А она…

– Дарья Александровна, – перебил он меня, – здесь не детский сад. Я не собираюсь разбираться, кто кому и что сказал. Есть собрание, на котором вы все вольны высказываться. А если сомневаетесь, можете зайти ко мне в другое время и поговорить лично, как это сделала Катерина Сергеевна. Но сейчас Вы не сможете доказать, что идея была украдена. Так давайте вести себя профессионально. На этом всё. Идите работать.

Я молча поплелась в туалет, чтобы умыться и привести себя в порядок. Мысли путались. Мне не хотелось возвращаться туда и видеть эту подлую Катьку. Но и уволиться я не могла.

Минут через двадцать я всё же уселась за работу. Вовчика не было. Открыла нужный файл и быстро застучала по клавишам. Вдруг увидела, что Вовчик вышел из кабинета главреда. Он молча прошёл к своему месту и занялся работой. 

Больше к вопросу об украденной статье мы не возвращались. А в день зарплаты я взяла свой расчетный лист и с удивлением увидела в нём премию за хорошую идею.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.