Начальник заставлял меня придумать способ уволить беременную сотрудницу. В итоге шеф уволился сам

истории читателей
11-04-2024

- Илья, ты что, тупой что ли? - начальник всегда со мной обращается пренебрежительно.

- Что случилось, Андрей Иванович? - я давно не обращаю внимания на его приколы. Другой работы с аналогичной зарплатой в нашем городе не найти. А у меня трое детей. Еще приходится помогать больной матери жены.

- Как ты мог взять на работу эту идиотку? - он спрашивает про сотрудницу, которая оказалась беременной. Но не сказала об этом. Теперь Алина оформлена в штат. Сделать уже ничего нельзя. Шеф сам принял ее на работу. Но поскольку я участвовал в собеседовании, то теперь я виноват в том, что у нас появилась “проблемная” (по словам начальника) сотрудница.

- Андрей Иванович, Алина хорошо работает. В декрет уйдет, но будет вести бухгалтерию удаленно. Вы же знаете, что она одна без мужа рожает. Да и родственники ей не помогают… - пытаюсь воззвать к совести шефа.

- Знаю я этих сироток. Прикинутся бедными-несчастными, потом все должны решать их проблемы. Раньше надо было думать! - шеф добавляет когда именно. Это звучит грязно и недостойно! И у меня краснеют от возмущения щеки. Хочется ударить его по морде. Но этим я не помогу ни себе, ни Алине.

- Андрей Иванович, ситуации разные бывают, - лепечу я. И мне самому противно от собственной трусости. Но приходится терпеть.

- Избавься от этой девки! Найди способ. Ты же мой зам! - орет он на меня. Теперь точно все в офисе знают, что у Алины будут проблемы. 

Я выхожу из кабинета. Новая бухгалтер бросается ко мне с расспросами. Еще раз извиняется, что вынуждена была скрыть беременность. Я говорю, что попытаюсь все уладить. Но если честно, пока совсем не представляю как. Такая уж судьба у мужчины. Пообещать решить вопрос и оставаться уверенным. И уже наедине с собой мучиться искать выход. Мне жалко Алину. Она не должна видеть, что я сомневаюсь.

Моя тактика срабатывает. Она успокаивается. Продолжает работу.

Тут ко мне подходит наш новый водитель, которого все зовут Михалычем. Он просит меня выйти в коридор поговорить и спрашивает:

- Илюха, а что, Иваныч всегда такой тупорылый?

- Тс-с-с, нельзя так громко говорить. Пройдет кто-то мимо. Настучит. Потом у всех будут проблемы. Где будем искать работу,  - предупреждаю его я.

Тот кивает. Говорит тише. Подробно все спрашивает про шефа. Я смягчаю ситуацию насколько возможно. Но все равно понятно, что Андрей Иванович постоянно переходит границы, не уважает людей и издевается над коллективом. В разное время выбирается какой-то козел отпущения, которому достается особенно сильно. Сейчас это Алина. Все это я рассказываю водителю. И сам не понимаю, зачем так много болтаю. Видимо, перенервничал.

Где-то недели две я ни на день не забываю о проблеме. Время еще есть. Шеф периодически напоминает о том, что от беременной надо избавиться и придумать повод для увольнения. Или надо сделать так, чтоб она ушла сама.

После одной из “выволочек” от шефа ко мне подходит водитель и снова вызывает меня на разговор:

- Я тут все обмозговал. Надо шефа проучить.

- И как же это сделать? Мы тут никто! Он один общается с руководством из столицы,  - у меня чуть глаза не вылазят из орбит от ужаса.

Наш новый водитель признается мне, что его прислали из отдела безопасности. Он должен узнать причины текучки кадров у нас в отделе. Оказывается, он не простой водитель, а доверенное лицо руководства.

- Только ты никому! - он прикладывает палец к губам. В ответ я испуганно киваю. Но в то же время становится радостно от того, что мне не придется вести себя подло по отношению к несчастной женщине, которая оказалась в трудном положении.

Еще через неделю якобы “случайно”, а на самом деле с подачи Михалыча, приезжает проверка. Шеф спокоен. Он думает, что как всегда никто ничего дурного не расскажет. 

Но мы действуем по плану. Я уже поговорил с каждым сотрудником в отдельности. И объяснил, что когда приедет начальство, то надо сказать правду.

Я подаю пример. Рассказываю, что нам сложно доверять шефу. Потому что он разговаривает с нами неуважительно. И заставляет меня в данный момент выжить каким-то образом беременную сотрудницу.

Алина подтверждает мои слова. Ее голос так и дрожит от страха. Но она хорошо держится.

Затем слово берут еще несколько сотрудников. Каждый из них рассказывает лишь малую долю правды, но и от нее глаза у начальства округляются.

Мы украдкой наблюдаем за Андреем Ивановичем. Тот за спиной руководства машет нам кулаком: мол, уедут, вы у меня попляшете. Нам страшно. А вдруг и правда никто ничего не предпримет. И мы останемся один на один с Андреем Ивановичем, потом и  на улице.

Но Михалыч не подвел. Руководство тут же просит Андрея Ивановича написать увольнение по собственному. В противном случае с ним будут разбираться по поводу растраты, которая была обнаружена благодаря Алине. Она хороший бухгалтер. А еще у нее была мощная мотивация, страх и возмущение.

К нашему удивлению новым шефом становится тот, кого все мы до сих пор считали водителем. 

- Ну что, господа, а с Петром Михайловичем вы все уже знакомы,  - говорит столичный гость.

- Это точно! - киваем мы. Наконец-то мы узнаем, как зовут Михалыча.

Так неожиданно круг издевательств разорвался. И я думаю, что спас нас не только мнимый водитель, но и собственное решение постоять за себя хотя бы немного.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.