Остался без продуктов, потому что пришел в магазин с пятитысячной купюрой

истории читателей
07-02-2024

Я живу в деревне. У нас есть только маленький магазин. Там все довольно дорого. К тому же ассортимент невелик.

Поэтому каждую неделю я беру жену (иногда пожилых соседей), и мы едем за покупками в город. Это серьезное мероприятие для всех. Ехать до магазина почти сорок минут. Бензин стоит не так уж дешево. Потому мы с мужиками распределили между собой что-то вроде добровольной вахты. Моя смена случается чаще, чем у других. Потому что я счастливый владелец микроавтобуса.

Но абсолютно все, у кого есть авто, по очереди возят бабушек, дедушек и тех, у кого нет машины. Мы не берем денег с тех, кому помогаем. 

Раньше такая идея была, но когда бабушки узнали, что с учительницы деньги все же берут, то и они начали рваться отдавать что-то из мизерной пенсии. Вот так и сложилась традиция просто бесплатно по очереди возить в магазин всех желающих.

Мы ездили всей деревней в один и тот же недорогой супермаркет, где выгодно было брать сразу много. Все было в порядке. Продавцы даже начали с нами здороваться.

Но вдруг состав продавцов обновился. Подхожу в очередной раз к кассе с огромной горой продуктов, которые мы уже дома собирались распределить между всеми, подаю две пятитысячные купюры.

- Мужчина, вы издеваетесь? Откуда я вам сдачу возьму! - заорала на меня продавщица среднего возраста.

Мы стоим, чувствуем себя ужасно. Бабушки испуганно переглядываются. У них с советского времени осталась привычка чувствовать себя виноватыми, если на них орут.

Если бы был один, то быстро бы все объяснил нецензурно. Но со мной жена, дети, пожилые люди. Так что я решил поговорить вежливо:

- Послушайте, мы не просим у вас продукты бесплатно. Я приехал в большой супермаркет. Сейчас выходные. Вы просто обязаны дать мне сдачу.

Та завопила еще громче. Я плохо различаю визгливые интонации. Потому слов не разобрал. Врать не буду. Но продавщица лихорадочно открывала мне ящички касс и показывала, что там очень много красных бумажек. Я расслышал только:

- Работаю сейчас одна. За вами очередь. Где я вам сдачу возьму?

Я уже не знал, что еще и ответить на цензурном языке. Почему это должно быть моей проблемой. Хотел уже забить на все, бросить продукты и уехать.

Но тут вперед вышла Игнатьевна. И спокойно сказала:

- Послушайте, мы понимаем, что вы не виноваты. Но мы приехали из деревни. Ехали сорок минут. Так что решите, пожалуйста, как-то этот вопрос. А то еще неделю мы будем сидеть на диете.

К моему удивлению, наглая продавщица моментально перестала орать. Стала дружелюбной. Мне она сказала: мол, ну и оставляй продукты, мне все равно, много вас таких. Я уже готовился с позором ехать домой. Не смог отстоять еду, купленную за деньги. Можно было попробовать пожаловаться управляющему, как я угрожал. Но того бы как всегда не было на месте!

 

А тут вдруг продавщица начала мило щебетать. Обошла все кассы. Опросила покупателей. Всем мило объяснила ситуацию. Хоть и мелочью, но сдачу нам нашли всем миром.

Я стоял и молчал. Понял, что силой такие вопросы не решаются.

Когда мы благополучно погрузили продукты, то я спросил у Игнатьевны:

- В чем секрет? Почему на одну и ту же ситуацию эта нахалка реагировала по-разному.

- Понимаешь, Ваня, никогда нельзя человека в угол загонять. Ты вот начал ей угрожать, что позовешь управляющего. Сказал, что она обязана. Вот она в бутылку и полезла. А я просто показала ей, что мы ее не заставляем, но она может помочь в очень трудной ситуации,  - пояснила пожилая женщина.

- Тебе бы в администрации работать. Мудрая ты женщина! - похвалил я ее.

- Нет, в администрации главное сделать лицо, которое выражает то, чем садятся на крыльцо. Там обычно вопросы никто не пытается решить. И помочь людям редко кто хочет. Вот там как раз, может, твой метод и сработал бы,  - улыбнулась Игнатьевна.

Дальше мы обсудили с ней, что уже очень давно в нашей стране с большим трудом дают сдачу с крупных купюр. Считают, что эту проблему должен так или иначе решать покупатель.

Моя жена тоже вспомнила много таких случаев. Еще в детстве их тоже с мамой чуть не выгнали из магазина.

Игнатьевна в молодости была довольно знаменитой в нашей области спортсменкой, даже ездила за границу. Так что она с видом знатока рассказала, что в других странах с проблемами сдачи не сталкивалась. С ее слов выходит, что проблема эта национальная.

Я, конечно, подумал, что, наверное, есть и другие страны, в которых из этого тоже делают проблему. Но говорить ничего не стал. Пусть люди молодость повспоминают.

А метод Игнатьевны я запомнил. И если мне кто-то не хочет давать сдачу, то с расстроенным видом я развожу руками и говорю:

- Что ж, давайте я тогда хоть продукты сам назад на полки отнесу.

Это всегда срабатывает. Продавцы чувствуют, что атаковать меня нет смысла, я на них не нападаю. И сдача обязательно находится.

Так что эта ситуация научила меня важному выводу: не надо накручивать тех, кто уже и так накручен. Может, они такие же хорошие люди, как ты. Просто им правда сложно решить вопрос. Или они привыкли так действовать.

А вот если меня цинично пытаются выставить с лицом, которое выражает то, чем садятся на крыльцо (бесценная цитата Игнатьевны), то тут уже можно проявить ответный цинизм и всеми силами попытаться добиться своего.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.