Много лет заботился о детях жены, как о своих собственных, а тут она заявила, что я им не отец

истории читателей
03-06-2024

Когда мы с Лерой познакомились, она уже была “с прицепом”. Точнее, даже с двумя. И это не я сказал. Она сама написала такую фразу в своей анкете на сайте знакомств, и потом еще несколько раз напомнила об этом в течение первого свидания.

Честно говоря, я не люблю этот идиотский термин. И уж тем более мне непонятно, когда женщины сами так говорят о своих детях. Наверное, тут работает какая-то психологическая защита. Мол, лучше я сама так скажу, чем кто-то. 

Но при этом Лера сразу мне понравилась. Веселая, красивая и очень энергичная. Я и в одиночку-то столько не успевал, сколько она с двумя детьми. Она не производила впечатления женщины, которая “ищет папочку для своих ангелочков”.

Наоборот, сразу рассказала мне, что у нее в жизни все хорошо. Работает в банке, с детьми ей помогают родители, которые уже пенсионеры. Кроме того, сама она любит ходить в походы, путешествовать и вообще человек активный и разносторонний.

Мы начали общаться и постепенно оказалось, что у нас похожие взгляды на мир. Лера долго меня узнавала и с детьми познакомила только через полгода после знакомства. Соня и Никита мне сразу понравились. Умные, активные, воспитанные, самостоятельные.

Через пару недель после этого мы с Лерой начали жить вместе, еще через полгода я сделал ей предложение, и мы расписались. Я предлагал ей усыновить Соню и Никиту, чтобы быть для них отцом уже по документам, но она отказалась.

– Они все равно уже слишком взрослые, чтобы требовать от них называть тебя папой, - сказала она.

– Я этого от них и не прошу, - ответил я. - Просто хочу, чтобы ты и дети знали, что я готов за вас троих нести ответственность на официальном уровне.

– Я и так это знаю и в тебе не сомневаюсь, - ответила Лера и поцеловала меня.

И вот мы вместе уже более десяти лет. Общих детей у нас нет. Это было обоюдное решение. Когда мы познакомились, нам обоим уже было за тридцать, да и так воспитать двоих детей - дело непростое, куда еще третьего. Тем более, младенца.

Я об этом решении никогда не жалел. Лера, по-моему, тоже. К Соне и Никите я относился как к своим детям. Хоть они и не называли меня папой, а просто по имени, между нами установились теплые и доверительные отношения. 

Я помогал Соне с уроками, учил ее водить машину тайком от матери, показал несколько приемов самообороны. Никита же, особенно когда был помладше, ни на шаг от меня не отходил. Мы вместе часами ремонтировали машину в гараже, ездили на рыбалку, ходили на баскетбол, тренировались. 

В общем, я до определенного момента считал, что у нас просто идеальная семья. А потом у нас с Лерой как-то появились разногласия, когда стали думать, как лучше устроить будущее детей. 

Моя супруга хотела вложиться в квартиру, которая потом достанется Никите, а Соне - ничего. Мол, выйдет замуж и пусть живет на жилплощади мужа. Я же настаивал на том, что квартира должна в равных долях принадлежать им обоим, пусть живут там вместе. А как повзрослеют - там и поделят.

– А чего это ты вообще распоряжаешься судьбой моих детей? - вдруг крикнула Лера. - Ты им даже не отец!

Тут я, мягко говоря, опешил.

– А ничего, что я воспитывал их все эти годы? - спросил я у жены.

– Я и без тебя справлялась. И если бы мы не поженились, и дальше бы справилась, - ответила Лера. - Вообще, если не забыл, ты живешь в моем доме, и я тебе ничем не обязана.

– Я и не говорил, что обязана, - ответил я.

– Ну и вот, - сказала она. - А значит, сама разберусь, как для моих детей будет лучше.

Честно говоря, я даже не знаю, как реагировать на такие слова. Мне очень больно и обидно. Наверное, даже если бы дети мне такое сказали, я бы и то смог понять. 

Но когда это произнесла моя жена, взрослый человек, которая своими глазами видела, как я их люблю и что для них делаю, я просто даже не знаю, что теперь думать.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.