Свекровь клялась, что больше не будет ничего сажать в огороде, но снова накупила семян

истории читателей
13-02-2024

Никогда не думала, что докачусь до того, что запрещу мужу помогать родителям. Никогда из моего рта подобные слова не вылетали, хотя мы знакомы уже восемь лет. Если бы я хотела как-то манипулировать или заниматься перетягиванием мужа, то, пожалуй, давно бы уже это сделала.

Мама у мужа – типичный страдалец. Это такой тип людей, которые обожают поныть на публику и пожаловаться на свое шаткое здоровье. Как по мне, так свекрови такое нытье приносит удовольствие.

Все годы, что мы знакомы, как только начинаются полевые работы, свекровь заводит свою песню про то, что у нее все болит и никто им со свекром не помогает.

Огород у свекров – десять соток. Никто их его засаживать не заставляет. Мы каждый год говорим, что нам ничего не надо и чтобы на нас эту рассаду не считали. Есть и брать мы с огорода ничего не будем.

Свекры гордо говорят, что они сами справятся и начинают показательно умирать на своем огороде. Муж ежегодно перекапывает все грядки, для этого уже куплен мотоблок, помогает сажать, полоть, окучивать и выкапывать.

Но кроме картофеля там еще почти двести корней помидор, перцы, огурцы, капуста, лук, свекла и еще целая плантация всего на свете.

Каждый раз, когда мы навещаем свекров, мама мужа ноет, что у нее все болит из-за прополки. Или что она на жаре поработала и теперь у нее черные мухи в глазах.

Свекровь охает, ахает, картинно лежит и даже не встает – у нее ведь от трудов праведных голова кружится.

Осенью свекровь довыделывалась до того, что у нее в самом деле стало плохо с ногами. У нее и так варикоз жуткий, а тут вовсе ноги разбарабанило так, что они стали в два раза толще.

Впервые мама мужа испугалась за свое здоровье по-настоящему. Побежала в больницу, там ее ничем утешить не смогли и сказали, что надо ложиться на лечение в дневной стационар.

Удивительно, но свекровь даже стала лечиться. Хотя в обычной жизни она от лекарств обычно отмахивается.

Лечение лишь облегчило страдания, сняло некоторые болезненные симптомы, но полностью от дискомфорта не избавило. Лечащий врач настойчиво рекомендовал поставить какие-то дорогие импортные уколы.

Лекарство оказалось не так просто достать. Надо было проставить два укола, каждый из которых обошелся нам в восемь тысяч. Пришлось нам оплатить, потому как шестнадцать тысяч – это как раз вся пенсия мамы.

Тогда-то свекровь нам торжественно поклялась, что больше она этот проклятый огород сажать не собирается. Столько сил и денег потратили – не хочется все это профукать.

-Редиску с салатом посажу – да и хватит! Вы все равно ничего не берете. Мы с отцом и так каждый год на компост половину угрожая выкидываем.

Мы с супругом только перекрестились тогда.

А вчера после работы зашли к свекрам в гости и видим картину. Свекровь, счастливая как слон, сидит на диване, вся обложилась маленькими пакетиками с семенами.

И это не пара упаковок с редиской и салатом – там +100500 пакетиков. Одних томатов я видела сортов пять. Скоро ведь уже рассаду сеять! Вот свекровь и готовится. Они с мужем проехались по магазинам и набрали опять кучу всего для рассады.

- Да это ж разве много? Вы же, если что, поможете?

У мужа при виде этой картины глаза кровью налились. Он сказал, что нога его больше в родительский огород не ступит. Если мать свое здоровье так не ценит, то он тем более его ценить больше не станет.

Свекровь обозвала нас неблагодарными. Особенно мужу досталось. Заявила, что они обойдутся своими силами, а нам потом стыдно будет.

Как с этим бороться? Я не верю, что муж не пойдет помогать родителям. Ему их снова станет жалко.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.