— Так, здесь не хватает щепотки кардамона. Моя мама всегда добавляла специи, — заявил мне супруг за ужином

истории читателей
17-12-2023

Если б знала, за какого кухонного тирана выхожу замуж, сбежала бы из загса, сверкая пятками в шпильках. Не человек, а ресторанный критик. Причем недобитый.

Я, конечно, на повара не училась, но готовить умею. И мама секретами делилась, и одна до замужества успела пожить. Раз с голодухи не померла, с готовкой на ты.

Могу сварганить наваристый борщ, блинов или пирожков налепить. Могу и что-то посложнее сделать. Друзья, например, обожают мои манты, а лучшая подружка просит почаще баловать ее самодельным тирамису.

Но Семен и его гастрономические пристрастия это что-то с чем-то. Если вы думаете, что супруг просто просит меня что-то приготовить, а я, коза такая, ему отказываю, то глубоко ошибаетесь.

Нет, просить он действительно просит, но как оценивает приготовленное! Просто песня, без слов.

— Ну, чем ты меня сегодня порадуешь? — сказал муж, помыв руки и усевшись за стол.

Я немного смутилась. Ничем, говорю, особенным. Ты же сам утром просил приготовить гуляш. Вот, угощайся.

Благоверный потянулся за ложкой и зажмурился с видом гурмана, который пробует нечто экзотическое.

— Так, здесь не хватает щепотки кардамона. Моя мама всегда добавляла специи, чтобы придать блюду эксклюзивный вкус.

Я ему говорю, какой еще кардамон, в моей семье гуляш готовят только так. Как в детском саду, с минимумом специй.

Семен скривился и сказал, что такой гуляш едва тянет на троечку. А уж за подачу, добавил он, мне и вовсе можно поставить только двойку.

Где, говорит, скатерть, где салфетки, где столовое серебро. Да-да, так и сказал. Серебро, мол, где.

Я просто ушам не поверила. С дуба ты, отвечаю, рухнул, где я тебе серебро возьму-то. Ты, мол, на него заработал? Нет? Вот и сиди с обычной посудой.

В другой раз стычка на кулинарной почве произошла у нас из-за магазинных котлет. В тот вечер я задерживалась на работе и решила, что прихвачу готовые котлеты. Сил на возню с фаршем совсем не было.

Прибежала домой, быстренько состряпала ужин, подала Семену, который, кстати, сказать, уже ждал меня дома.

Тот как увидел, что это полуфабрикат, козью морду сделал. Как можно, говорит, кормить любимого мужа готовой едой. Там наверняка вредные добавки, да и мяса кот наплакал.

Это, дескать, собачья еда, да даже хуже. Собаке страшно дать, а я, бедный, вынужден этим давиться.

— Если тебе так хочется домашние паровые котлетки, можешь сам встать к плите и потратить полвечера на готовку. А у меня такого безумного желания нет, — отрезала я.

Семен надулся. Твой, говорит, рейтинг как хозяйки стремится к нулю. В хороших домах, мол, так не делают.

 

И во всем он так! Приготовлю запеканку, крутит-вертит ее, со всех сторон осмотрит, отломит кусочек, пожует и потом выдаст вердикт. Он, кстати, всегда одинаковый.

Готовлю я плохо, и его маме в подметки не гожусь. А уж когда благоверный увидел, что я закинула в мультиварку мясо и поставила его на ночь томиться, так вообще завопил, как резаный.

— Настоящая женщина никакими кухонными приспособлениями пользоваться не должна! Вспомни, как готовили наши матери и какая вкусная еда у них получалась.

Причем, спрашиваю его, здесь наши родительницы. Ты еще вспомни, как бабки на реку за водой ходили, а деды в лес по дрова.

Не хочешь, спрашиваю, метнуться в лесок и привезти дровишек? То-то же, говорю, вот и сиди молча.

 — Я, между прочим, работаю, как и ты. И зарабатываю не меньше, а иногда и больше. Может, это ты станешь кухаркой, раз так помешан на готовке? — спросила я как-то Семена.

Тот снова скривился. Не мужское дело. Позвольте, говорю, поинтересоваться, а какое тогда мужское дело, жене мозг выносить и настроение ей портить. Когда она, на минуточку, тоже устала после работы.

Супруг замялся. Я, отвечает, твой защитник и кормилец. Тут я чуть со смеху не померла. Ты-то кормилец, сквозь слезы спрашиваю.

Да ты в магазин ни разу не сходил, сколько я тебя ни просила об этом. Это я тащу на себе продукты, а потом полвечера готовлю. И все это для того, чтобы увидеть твое кривое и вечно недовольное лицо.

— Значит так, — сказала я благоверному, — или ты закрываешь рот и молча ешь все, что я готовлю. Или готовишь сам и претензии по качеству еды предъявляешь себе. Издеваться над собой я не позволю.

Сказала, что еще одна такая его выходка с оценкой моих кулинарных способностей, и я подаю на развод. Собираю его вещи и отправляю к маме или на все четыре стороны.

Иди, мол, и ищи ту дуру, которая будет тебя с ложечки кормить тем, что подают в лучших ресторанах столицы. А я тебе в кухарки не нанималась, прошу зарубить себе это на носу.

Вот мужики пошли, их обхаживаешь, как младенцев, а они еще нос воротят и принцев из себя корчат.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.