Я запретил своей жене общаться с её родственниками и считаю, что всё сделал правильно

истории читателей
28-01-2024

Можете считать меня абьюзером, но я действительно это сделал. У меня буквально не было выбора.

Поймите, я рос в прекрасной семье, где царили мир и взаимопонимание. Для меня неприемлемо, когда мне родители звонят только из-за того, что я, по их мнению, что-то не так сделал или просто попросить денег. При этом жизнью моей они абсолютно не интересуются.

И окружение у меня было соответствующее, пока однажды в мою компанию не попала она, Ирина. Её привела одна моя подруга, которая подружилась с ней в школе. 

Ира мне сразу понравилась. Не могу сказать чем даже. У нее не было какой-то яркой внешности или сногсшибательной харизмы. Она просто была собой, а мне этого хватило.

Со временем я узнал, что она проводит с нами так много времени, потому что не хочет возвращаться домой. Как я узнал от подруги, обстановка там была довольно неприятная. Это ещё мягко сказано.

Родители пили почти каждый день, на детей, а их было четверо, внимания почти не обращали. Вспоминали о них, только чтобы отругать или попросить купить очередной пузырь.

Я старался за ней ухаживать, но она ясно дала понять, что видит во мне лишь друга. Я же в ответ заявил, что буду ждать её столько, сколько потребуется. Юношеский максимализм, понимаете? Нам было почти по восемнадцать тогда.

И я ждал. Правда, ждал. Порой ловил на себе задумчивые взгляды Иры, втайне надеясь, что она передумает.

Это случилось-таки, но не так, как мне хотелось бы. Однажды вечером мне позвонила та самая подруга и попросила срочно приехать, мол, Ира так попросила. Не думая ни минуты, я сорвался к ней.

Когда я увидел Иру, понял, что случилось что-то непоправимое. Исчез прежний блеск в глазах, и она будто бы стала ещё миниатюрнее. Предполагая самое худшее, я спросил, кто и что с ней сделал. Готов был убить того паршивца, кто посмел её обидеть.

Оказалось, что у неё случился ужасный скандал с родителями из-за того, что её младшая сестра, которой было всего шестнадцать, забеременела и сбежала жить к парню. Ира же, по их мнению, была виновата, что как старшая не уследила, потому всё своё негодование они спустили на неё.

- Ты ведь хотел, чтоб я была твоей? Я согласна, на всё согласна, только забери меня отсюда. Я так устала от того, что постоянно во всем виновата, - тихо сказала она, а у меня сжалось сердце.  Не так я видел нас вместе, но в её глазах горела такая надежда, что невозможно было отказать.

На следующий же день мы поехали в её квартиру, чтобы забрать те вещи, которые были ей нужны. Родители не особо сопротивлялись. Мать даже была рада, что на один рот кормить меньше.

Мои родители были не против. Я рассказывал им об Ире, но умолчал о деталях. Не хотел, чтоб косо смотрели. Мы сыграли свадьбу. Не Бог весть какую, но все же.

Мы не спали вместе до тех пор, пока она не была готова к этому. Я всё понимал, потому и не давил. Когда это случилось, я понял, что она доверяет мне полностью. К благодарности в её глазах добавились нежность и отблески любви.

К сожалению, счастье длилось не долго. Буквально через два года объявились её родители. К тому времени я уже работал в фирме отца и занимал не последнюю должность, так что деньги у нас водились.

 

Видимо, они узнали об этом и начали давить на её чувство вины. Уверяли, что больше не пьют, но денег очень мало, её младшие братья, которые живут всё ещё с ними, голодают, им нужны вещи и школьные принадлежности.

Ира была в отчаянии. С одной стороны, она не хотела больше связываться со своей семейкой, но с другой, братьев было жаль. Она аккуратно спросила у меня, может ли она как-то помочь им. Я немного подумал и решил, что она может отдать им часть своей зарплаты, моей вполне хватит на все нужды.

Жена работала тогда скорее для души, так что сумма была не такой уж большой. Чисто на карманные расходы и новую одежду. Она даже повеселела, так что я был рад.

Увы, как оказалось, они решили воспользоваться её добротой. Деньги просили всё чаще и чаще, манипулируя младшими детьми. Я просил её перестать их спонсировать, но она была непреклонна. Им нужно помочь, они ведь исправились.

Не знаю, сколько бы это ещё продолжалось, если бы не новость о том, что мы станем родителями. Ирочка решила, что нужно лично рассказать родителям, потому мы поехали к ним.

У меня было плохое предчувствие, и не зря. Когда мы приехали, на её глаза навернулись слёзы. Квартира, казалось, была насквозь прокурена, а на кухне сидели пьяные родители в окружении таких же друзей. Я хотел увести жену, но она рванула туда. Говорила, что давала деньги, чтобы детям что-то купили на них, а не на алкоголь.

- Вот ты дура, Ирка. Всегда такой была – дурой наивной, - рассмеялась ей лицо её мать.

Для жены это был удар под дых. Из-за этого мы сразу поехали в больницу, потому что у неё начал болеть живот.

Дома Ира ещё долго плакала, не понимая, почему они так с ней поступили. Она ведь им верила.

На следующий день ей позвонил отец. Благо я был дома и запретил поднимать трубку. Я был ужасно зол на её родителей. 

Я поговорил с женой. Объяснил ей всё, что произошло, как я вижу эту ситуацию. Сказал, что не горю желанием ей указывать, но для неё и нашего будущего ребёнка будет лучше, если она прекратит общаться и помогать родителям. Для неё это было сложно, ведь она доверилась им, но, в конце концов, она со мной согласилась.

Сейчас уже всё хорошо. Мы растим прекрасную дочь и не общаемся с родственниками жены. Благодарен им лишь за то, что они родили такую замечательную дочь.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.