— Сколько Бог даст, столько и проживешь, – «поддержала» меня мать, когда я заболела

истории читателей
28-02-2024

Я с детства понимала, что мама больше любит старшую сестру, чем меня.

Помню, мне было где-то семь лет, а Кате, моей сестре, десять. Мы были дома одни. Катя предложила приготовить ужин для мамы.

Я почистила картошку, Катя нарезала огурцы и помидоры на салат, я от души положила туда сметаны, размешала, даже посолила. Потом мы залили водой картошку в кастрюле и поставили ее на электрическую плиту. 

А после мы убежали с ней в свою комнату играть в куклы. И так мы увлеклись игрой в дочки-матери, что забыли про картошку на плите. Словом, когда мама зашла в квартиру, в дыму была не только кухня, но и прихожая. А мы безмятежно играли в комнате. 

Мама кинулась на кухню, отключила плиту, открыла окно, выкинула картошку. А потом влетела к нам в комнату и начала орать… на меня. 

Якобы я своими играми отвлекла Катюшу от забот на кухне. Я ничего не могла ответить ей, только плакала. А потом мать ела салат и нахваливала Катю. Особенно отметила, что с солью дочка угадала. А сестра довольно улыбалась. А меня даже на кухню не позвали, оставили без ужина, наказана я была за испорченную кастрюлю.

И после было много всяких моментов. Кате покупали красивые платья, а мне что подешевле. Сестре мать оплачивала школьные экскурсии в другие города, а я довольствовалась только отдыхом в местном пионерском лагере. Покупая сладости, мать всегда старалась подсунуть кусочек побольше и повкуснее Кате. Даже когда Катя окончила школу и уехала учиться в другой город, мать не стала любить меня больше. 

Я с возрастом все чаще задумывалась, почему мама нас так разделяет? И не находила ответа. Однажды спросила об этом мать. Она только скривилась, а потом выпалила:

— Да не хотела я тебя рожать, понимаешь? Муж умер, а я на третьем месяце беременности. Хотела избавиться, куда одной с двумя детьми? Но пока похороны, поминки, сорок дней… В общем, все сроки ушли.

— Мама, но я же не виновата в этом, — с обидой сказала я.

— Если бы не ты, то нам с Катей легче жилось, моей бы зарплаты на двоих за глаза хватало,  — поджала она губы. — Может быть, я бы и замуж вышла. 

Мне не верилось, что это говорит мне родная мать. Но это правда! Значит, она жалела на меня денег. Но я ведь тоже получала пенсию по потери кормильца, как Катя! Однако это было не в счет.

После школы я уехала в столицу, смогла поступить на бюджет в приличный вуз. С первого дня пошла подрабатывать. Днями на лекциях, а через ночь — в ларьке торгую. Так и жила. 

Мать мне не помогала, даже мою пенсию, которая так и перечислялась на почту в нашем городе, не присылала. А мне духу не хватало потребовать причитающиеся мне по закону деньги. 

Прошли годы. Я смогла зацепиться в столице, вышла замуж, родился сын. У меня замечательная семья. Муж меня очень любит. А недавно у меня обнаружили небольшую опухоль в груди. Мне предстояла операция, потом химиотерапия. 

Я была раздавлена. Муж меня поддерживал, успокаивал, но все равно было очень тяжело. И в какой-то момент я решилась позвонить маме. 

С ней мы редко общались, в лучшем случае несколько раз в год по телефону.  И с сестрой все примерно так же. Катя вернулась в родной город с ребенком, без мужа, сейчас с мамой жила. Она тоже не стремилась со мной общаться.

А вот меня вдруг накрыло: хочу наладить отношения с самыми близкими людьми. 

Мама очень удивилась, когда я позвонила. Потом давай все про Катю и Аленку рассказывать. В какой-то момент я ее прервала и поинтересовалась, не хочет ли она узнать, как у меня дела.

— Да какие у тебя дела? — усмехнулась мать, — живешь при муже, в столице, деньги лопатой гребешь, хоть бы раз про мать вспомнила, прислала копейку. Коммуналка сейчас такая дорогая.

— Мама, мы обычно живем, сейчас только муж работает, — почему-то начала я оправдываться. — Да и мне сейчас много на лечение понадобится. Я ведь заболела.

И рассказала ей о своем диагнозе. Мать меня выслушала, вздохнула, а потом произнесла:

— Ну, что поделать? Сколько Бог даст, столько и проживешь. Сколько народу лечится, лечится, а конец один. Все там будем. 

Я так и обомлела от такой «поддержки». Попрощалась с матерью и твердо решила больше ей не звонить. А зачем? Ей ведь все равно, как оказалось. Но у меня есть опора — мой муж. И он точно не даст мне сдаться.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.