Мой свекор после смерти жены превратился в Плюшкина и начал таскать в дом разный хлам с помоек

истории читателей
07-03-2024

Если бы у меня когда-нибудь спросили, бывает ли идеальная семья, я бы точно ответила "да"! И представляла себе вполне конкретных людей – свою свекровь и свекра.

Даже в очень хороших семьях, как и у нас с мужем, иногда случаются размолвки и недопонимания. Да и ссоры по различным поводам, как по мне, дело вполне житейское. Ведь все люди, даже самые близкие, всё-таки очень разные.

Но родители моего мужа абсолютно никогда не ссорились и жили в любви и взаимопонимании. При этом очень трогательно заботились друг о друге.

Каждую минуту и на работе, и дома проводили вместе. Он хирург, она его медсестра. Да и потом, когда вышли на пенсию, были неразлучны.

Меня очень восхищали и умиляли их отношения. Впрочем, даже у самой счастливой сказки, к сожалению, бывает конец.

Год назад у свекрови обнаружили рак. Последняя стадия, неоперабельный. Как два профессиональных медика вовремя не заметили симптомов, для меня остаётся загадкой.

Очень быстро свекровь угасла. Впрочем, в последний месяц ее мучили настолько сильные боли, что смерть она восприняла как спасение. Но очень переживала, как теперь муж будет жить без нее.

Свекор буквально почернел от горя. Отказывался от еды и каждый день проводил на кладбище.

На него настолько больно было смотреть, что однажды мой муж сказал:

– Папочка, а ты веришь, что мама сейчас видит тебя? И наверняка переживает, что ты в таком состоянии. Соберись, пожалуйста. 

Ведь ты никогда ее не расстраивал!

Удивительно, но эти слова сработали. Свекор перестал ждать собственной смерти и начал наконец нормально есть. Впрочем, собой прежним отец мужа так и не стал. 

Конечно, мы предложили папе жить с нами, чтобы мы могли помогать ему и заботиться. Но он категорически отказался. Ведь в его квартире все напоминало о любимой жене.

Настаивать не стали, а на выходных и иногда среди недели заезжали к отцу, чтобы прибрать, приготовить еды и привезти продукты и лекарства. А вскоре заметили в его поведении странности.

Началось все с того, что свекор принес с помойки старое, выброшенное кем-то кресло. Обивка была порвана, из дырок стыдливо выглядывал старый жёлтый поролон.

В ответ на наше недоумение папа ответил, что похожее кресло стояло в его ординаторской. Поэтому он хочет отреставрировать его и оставить у себя в память о былых временах.

Вначале мы с мужем даже обрадовались, что папа наконец нашел себе занятие. Все лучше, чем плакать, глядя в одну точку. Или, горестно вздыхая, сутками напролет перебирать вещи жены и ее фотографии.

Но постепенно вещей со свалки в квартире свекра становилось все больше. Выглядели и пахли они как настоящие жемчужины мусорки.

Количество хлама в квартире росло прямо на глазах, а выбрасывать отец ничего не разрешал. Более того, пригрозил, что если мы снова начнем заставлять его выбросить весь накопившийся мусор, он больше не разрешит нам навещать его.

Почитав информацию об аналогичных случаях, мы с мужем поняли, что решить эту проблему сами мы вряд ли сможем. Нужна помощь специалиста. И обратились с просьбой к главврачу больницы, в которой всю жизнь проработали свекры.

А он направил нас к психотерапевту, которого отец хорошо знал. Под предлогом того, что хочет навестить пожилого коллегу, врач начал приходить к свекру и разговаривать с ним.

Впрочем, на беседу вызвал и нас. Пояснил, что нам нужно быть терпеливыми и не критиковать свекра. Наоборот, научиться делать и говорить то, что ему действительно нужно, чтобы наладить с ним контакт. 

Мы заказали и подарили отцу мужа большой портрет жены в красивой рамке. И вместе с ним выбрали макет памятника для свекрови. А он взамен разрешил вынести часть ненужного барахла и привести квартиру в более или менее жилой вид.

Конечно, хлама у отца дома осталось ещё очень много. Но хотя бы перестал новый подбирать на мусорке и приносить. Уже хорошо!

Стараемся относиться к странностям свекра с пониманием. Ведь только Бог знает, какими мы станем в таком возрасте.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.