back b
image

Сестра пятнадцать лет с нами не общалась, а тут прилетела наследство делить

мнение читателей
Сестра пятнадцать лет с нами не общалась, а тут прилетела наследство делить
Фото из интернета

Бывают такие моменты, когда думаешь "да лучше сиротой быть, чем при такой родне". Эти мысли меня посещают с того момента, как вернулась моя старшая сестра Нина. А вернулась она делить наследство, которое осталось после матери.

У нас с сестрой разница в восемь лет и сестрами мы являемся только по маме. Отец сестры скончался от алкоголизма, потом мама вышла за моего отца. Всю жизнь Нина считала, что ее ущемляют, не так любят, не так относятся, хотя отец на моей памяти ей слова грубого не сказал ни разу, хотя и стоило.

У Нины плохая наследственность, отец, как я уже говорила, спился, мама сама никогда не пила, но ее мама крепко заливала. Поэтому за сестрой мама старалась следить, чтобы не упустить. Сестра же все воспринимала в штыки и при каждом удобном случае кричала, что она в этой семье лишняя.

Мама во многом шла у нее на поводу. Когда сестра закатила очередную истерику, что у нее даже угла своего нет, меня выселили в комнату родителей, сделав закуток из шкафа и стола. Сестра же осталась одна в большой комнате. Это самый врезавшийся мне в память момент. 

Масла в огонь подливала еще и мама отца Нины, ее бабушка. Она всегда приговаривала, что мать выскочила замуж, родила меня, а сестру держит в черном теле. Хотя ту даже убираться никогда не заставляли. Меня заставляли мыть посуду, подметать, пыль протирать, а Нину нет, чтоб она не перетрудилась. 

В детстве мне казалось, что такая несправедливость из-за того, что я младше. Что именно происходило в семье, я начала понимать уж гораздо позже. Стоит ли говорить, что мы с сестрой вообще толком не общались.

Папино терпение кончилось, когда Нине исполнилось 18 лет. Она тогда привела к нам в дом какого-то гопника и заявила, что это ее жених и они будут жить вместе. Был некрасивый скандал, даже драка, вызывали полицию. После чего папа и указал Нине на дверь. Мама пыталась за нее вступаться, но отец был непреклонен.

- Я почти десять лет терпел закидоны твоей дочери, слова ей не скажи, бедной девочке. Терпел все ее истерики и твое попустительство, но теперь с меня хватит. Я ее выучил, выкормил до совершеннолетия, хотя даже не отец ей, теперь я уж точно ей ничего не должен. 

- Куда она пойдет, у нее же никого нет? - Заливалась слезами мама, но отец ответил, что у Нины есть бабушка, жениха вон себе нашла, так что не пропадет. - В моем доме ей уже не место, хватит.

В этот день Нина ушла, а я переехала в ее комнату. Больше о сестре я долгое время ничего не слышала. Знала, что мама пыталась поддерживать связь, но в подробности не вдавалась.

Папы не стало около десяти лет назад. Квартира была в совместной собственности папы и бабушки. Они оба переписали свои доли на меня еще при жизни. Получалось так, что мы с мамой жили в моей квартире. Она эту тему никогда не поднимала, как и я. 

Мама умерла месяц назад. Она долго и тяжело болела, как я знаю, она созванивалась с Ниной, чтобы та приехала увидеться. Видимо, мама чувствовала, что уже не выздоровит и хотела выговориться и попрощаться. Но сестра не приехала. 

Я ей звонила, чтобы сказать, что мамы больше нет и назвать дату похорон. Нина выслушала, сказала, что поняла и отключилась. Я сочла свою миссию выполненной, маме было бы не в чем меня упрекнуть. На похороны сестра не приехала.

Зато возникла у меня на пороге неделю назад. Раздался звонок в дверь и я увидела перед собой какую-то неухоженную бабищу с одутловатым лицом. Сестру я не признала, от той красивой стройной девочки не осталось ничего. А ведь ей даже не сорок лет.

Бабища представилась, пока я стояла столбом, она подвинула меня плечом и прошла в квартиру. Обошла, осмотрелась, а потом в лоб спросила, сколько я за нее планирую выручить. До меня даже вопрос не сразу дошел.

- Квартирку, говорю, как делить будем? Ты деньгами отдашь или на продажу выставляем? Мне деньги побыстрее нужны, сразу говорю. Если будешь телиться, то я свою долю продам, - заявила эта женщина. 

А мне стало смешно и противно. Противно, что этот человек не приехал на похороны матери, а смешно и даже злорадно от того, что она думает, что получит какое-то наследство.

- Это моя квартира, - говорю, - я ее единственная собственница. Маме здесь ничего не принадлежало никогда. Это квартира была собственностью моего папы, которую он отдал мне. А мама ничего не нажила. Могу отдать тебе ее одежду, но боюсь, ты в нее не влезешь.

Лицо сестры побагровело. Она вскочила, начала что-то кричать, что я мошенница, что она этого так не оставит, что она пойдет в полицию. А я сидела и ждала, когда эта отвратительная баба уберется из моего дома. Я могла бы ее вытолкать, но мне было безумно брезгливо к ней даже прикасаться. 

В итоге она сама ушла, по дороге сбив вазу и так шандарахнула дверью, что со стены упало зеркало. Мама очень просила меня найти сестру и попробовать подружиться с ней. Прости, мама, эту твою волю я не смогу выполнить. Надеюсь, я видела Нину в последний раз.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей портала.