- Сложно найти женщину моложе с собственной квартирой, - так объяснил мне муж свой уход

истории читателей
16-01-2024

Говорят, что переоценка ценностей происходит у женщин обычно в промежутке между тридцатью и пятьюдесятью годами. Но до пятидесяти у меня никаких таких кризисов не было. 

Может, причина была в том, что до двадцати восьми лет моя жизнь была сущим адом… Не буду рассказывать подробно. 

Но я родилась в неподходящей семье, вышла замуж за еще менее подходящего персонажа и потеряла ребенка. А еще все время боролась за право не стать бомжом и не сойти с ума. 

У меня не было ни жилья, ни поддержки, ни даже сколько-нибудь привлекательной внешности или хорошего терпеливого характера. 

А потом все вдруг изменилось. Я перестала на кого-либо надеяться. Стала учиться если не терпеть, то молчать. 

Взяла ипотеку на крошечную студию. И стала откладывать на нее треть зарплаты. Больше не ждала любви. Не искала смысл жизни. Перестала вспоминать об обидчиках. 

Уже ближе к сорока встретила доброго и смелого человека, вышла за него замуж. 

Он зарабатывал не намного больше, чем я. Но очень меня любил. Часто спрашивал: 

- Соня, а ты не уйдешь от меня? Я не смогу без тебя…

 - Что ты, Гриш, никогда. Ты лучший друг и самый любимый мужчина. Не встречала никого лучше тебя, - отвечала я ему честно.

На тот момент так и думала. Детей у нас не было. Но я их уже и не хотела. Не сочтите меня черствой, но я бы просто не пережила сам факт наличия ребенка после того, как потеряла первенца. 

 - Соня, а ты не злишься на меня, что я не могу тебя сильно баловать… Ну, мы не можем ездить на всякие дорогие курорты. И одежду ты покупаешь в масс-маркете. Да и духи я дарю раз в год, - выпытывал у меня муж. 

- Гриш, понимаешь. Я так счастлива, что просто выжила, не стала бомжом и не попала в дурку, что даже просто жизнь в полном одиночестве была бы уже подарком судьбы. А уж раз у меня есть ты, то чего еще и желать. Я счастлива, - и это тоже было абсолютной правдой. 

Сложная жизнь научила меня никогда не врать. Считаю, что только у избалованных и непуганых людей есть силы лгать и изворачиваться, что-то придумывать. Я же всегда была прямолинейна. 

Так я счастливо дожила до пятидесятилетия. Больше всего меня радовало то, что теперь вряд ли что-то глобально изменится. Был определен социальный статус, привычки, убеждения и график. Я абсолютно не завидовала молодым женщинам и не хотела вернуться в прошлое и что-то изменить. 

И вот, неожиданно, муж сам решил от меня уйти. Он сказал мне это накануне моего пятидесятилетнего юбилея: мол, я полюбил… ты хороший человек.

А еще он признался, что не хочет жить с вечно уставшей и ничему не радующейся женщиной. И мечтает все же родить ребенка на стороне.

- Но почему ты не сказал мне раньше? - удивилась я.

- Думаешь, так просто найти женщину моложе с собственной квартирой, которая не будет меня терроризировать отсутствием собственного жилья? А у тебя квартира добрачная! - этим муж меня просто прибил.

Я вспомнила, что он как бы случайно упоминал о том, что надо объединить его общагу с моей студией и переехать из центра на окраину в большой дом. 

Я не хотела, потому что моя квартира была моей главной победой. Здесь все говорило о том, что я справилась.

Знаете, что самое ужасное? Я не смогла найти в себе силы удивиться или возмутиться этому предательству. 

Да, я расстроилась. Но уже на следующий день благодарила жизнь за то, что она избавила от предателя. Конечно, сначала благодарность была со слезами, но постепенно становилась все более искренней.

“Гриша! Кто это? Ах да, это человек, который на какое-то время дал мне иллюзию, что я кому-то нужна…” - так я вспоминаю об этом всем месяц спустя. И хотя мой психолог говорит, что меня еще накроет, но я не верю.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.