back b
image

Сын заявил, что мы ничего не дали ему в жизни и требует от нас платить его ипотеку

мнение читателей

Больно было услышать от взрослого единственного сына слова, что мы с отцом ничего в этой жизни ему не дали. Теперь он считает, что за это мы должны ему компенсацию - оплачивать его ипотеку. Но нам не с чего платить, ежемесячный платеж почти равен нашему с мужем общему доходу. Но если мы платить не будем, сын сказал, что внучку мы не увидим.

Сына я родила в 1991 году. Мы с мужем тогда оба работали на заводе, от него и успели в свое время получить квартиру, как молодые специалисты. Считалось, что уж наш-то завод - это пример стабильности и процветания. Но мы, как и многие в то время, сильно ошибались.

Завод развалили, потом там поменялись хозяева и нас просто вышвырнули на улицу, как собак. Приходилось очень тяжело, молодому поколению я объяснить даже не смогу, а старшее само прекрасно помнит, что тогда в стране творилось. Родители жили в деревне, был большой огород, что давало хоть как-то выживать, а вот с работой было все очень и очень туго.

Родители звали вернуться в деревню, но там с работой было еще хуже, а на одном огороде далеко не уедешь. Хватались за любую работу, муж по вахтам ездил, я тоже без дела не сидела, то уборщицей, то челноком ездила, то официанткой, то на рынке. Никакой работы не боялась. Сына родителям приходилось оставлять.

Потом я переучилась на швею, работала в цеху и шила на заказ, муж все также мотался по вахтам, но очень быстро сорвал спину и ездить больше не мог. Работать устроился в сантехником в ЖЭК, зарплата - слезы, но другой с его здоровьем и образованием на тот момент не нашлось. 

Не скажу, что мы жили хуже, чем остальные. Тогда мало кто жил хорошо. Сыты, не голы, не босы - уже хорошо. Да, об отдыхе на курортах не мечтали, ремонт старенький, техника тоже не очень, но жили же. Отпуска проводили у родителей, там и помочь, и на речку сходить. Одежду я во многом старалась шить сама, руку уже набила, получалось неплохо.

Сын же очень стеснялся, как мы живем. Ему не нравилось, что одежда у него не покупная, а мной сшитая, хотя шила я хорошо, но лейбла-то нету. Обижался, что у него нет модного плеера, жаловался, что друзей в дом позвать не может даже на день рождения, потому что ему стыдно. Хотя, повторюсь, жили мы не сказать, что плохо. 

Сколько я и муж пытались отучить его завидовать, сравнивать, объясняли, что надо жить по средствам, но как об стенку. У его друга родители успешные, как тогда говорили, торгаши. Возили вещи сами, продавали на рынке, а потом магазин открыли неплохо имели денег. А вот я тройку раз съездила, чуть с жизнью не простилась и решила, что не мое это. Сын же считал, что мы с отцом просто неудачники. 

К выпуску сына я работала в ателье, муж подрабатывал токарем у частников, стало немного легче. Все свободные деньги мы старались вкладывать в сына, чтобы возместить ему то, чего не было в детстве. Он занимался с репетиторами, ездил отдыхать на лето в лагеря на море. Давалась нам это с трудом, конечно, но мы все равно старались, почему-то чувствовали себя виноватыми.

На бюджет сын не поступил, а оплачивать учебу в выбранном им вузе и на той специальности, которую он хотел, мы бы не потянули. У нас за полгода не накопилась бы сумма, которую нужно было отдать за семестр. Мы тогда сильно поссорились. 

Мы с мужем предлагали сыну выбрать что-то подешевле, но он уперся, что только это и точка. Нам пришлось отказать. Тогда он накричал на нас, что мы всю жизнь ему портим, что нищим вообще надо запретить рожать детей, чтобы те потом не страдали. Оказалось, сын считает, что мы нищие.

Муж тогда вспылил, собрал вещи сына и выставил его из дома. Около трех лет мы толком не общались. Муж и слышать о нем не хотел, считая, что вырастил урода. Сын обиделся и на контакт не шел. Я узнавала новости от его девушки, от своей мамы, с которой он общался. У меня от всей этой ситуации сердце кровью обливалось, я не знала, что и делать.

Потом сын поздравил меня с днем рождения, потом отца поздравил, начал делать шаги к примирению. Так вот неспешно, шаг за шагом мы начали опять общаться. У меня от сердца отлегло, ведь не общаться с родным сыном это тяжело. Муж тоже вроде пошел на мировую.

Но недолго этот мир продлился. Недавно сын пришел и заявил, что собирается жениться. Хорошая новость, мы обрадовались, а он и говорит, что сейчас собирается брать ипотеку. А поскольку мы такие плохие родители, что старта ему в жизни не дали, образование не дали, жилье ему не дали, то будет честно, если потеку на его квартиру будем платить мы. 

Муж возмутился, опять началась ругань, сын распсиховался, перед тем как уйти заявил, что его невеста уже ждет ребенка. Если мы не согласимся на его условия. то внучку никогда не увидим. Дал время подумать и хлопнул дверь.

Муж бушует и говорит, что это переходит уже всякие границы и он на шантаж не собирается поддаваться. Да если бы мы и хотели, то все равно не смогли бы оплачивать ипотеку. Платеж, который озвучил сын, это почти полностью наш с мужем месячный бюджет. 

Я не знаю, что сейчас делать. Муж ни в какую больше не хочет слышать о сыне, сын готов разговаривать только после того, как мы примем его условия. А я меж двух огней. Понимаю, что сын очень грубо все высказал, но ведь какая-то доля истины в его словах есть.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей портала.