Меня уволили за то, что я хорошо выполнял свою работу

истории читателей
28-05-2024

Передо мной стоял откомандированный из головного офиса сотрудник отдела информационных технологий, руки и одежда которого были испачканы порошком для заправки картриджа. Выслушав его доклад об окончании работ, я попросил секретаря показать ему место, где бы он мог привести себя в порядок. Только закрылась за ним дверь, раздался звонок стационарного телефона.

— Ну что, Иван Ильич, научил тебя мой орел, как можно принтер запустить за копейки? — безо всякого приветствия, как обычно, переходя сразу к делу, спросил Петр Петрович – руководитель регионального офиса нашей компании.

— Меня, допустим, он ничему не научил, — тоже не тратя время на приветствие, ответил я, — а вот секретаршу мою позабавил. Не поверите, она только что его сопроводила в уборную, чтобы он мог там отмыться и постираться.

Продолжать эту бестолковую, на мой взгляд, беседу мне не хотелось. Тем более, что за тот месяц, сколько длилась эта история, я свое мнение высказывал неоднократно.

Все началось с того, что я написал служебную записку на имя Петра Петровича с просьбой разрешить потратить пять тысяч рублей на замену картриджей на принтере в нашем офисе. В своей записке я отдельно указал, что в нашем отделении пропала возможность печатать необходимые для ежедневной работы бланки, что не дает возможности выполнять поставленные задачи в полном объеме.

В очередной раз идти в обход установленного регламента мне хотелось: не настолько я богат, чтобы оплачивать производственные нужды компании из своего кармана. В прошлый раз меня попытались обвинить в необоснованном списании денежных средств, когда я направил все накопившиеся чеки с просьбой компенсировать понесенные мною затраты. Оказалось, что эти расходы мне никто не согласовывал.

Написав служебную записку, я стал спокойно ждать решения. Но решения никакого не принималось. Выждав еще какое-то время, я направил в региональный офис следующую записку, в которой сообщал о том, что необходимые для ежедневной работы отделения бланки закончились, в связи с чем отделение не может выполнять свои ежедневные рабочие задачи.

Реакция на мою вторую служебную записку последовала на следующий день. Из регионального офиса, проехав двести километров, прибыл курьер с коробкой распечатанных бланков.

— Ильич, — обратился он ко мне по-свойски, — ты нас всех погонять решил? Двести километров сюда, двести обратно проехать, чтобы тебе бланки передать. Ты считаешь это нормально?

— Я вообще ничего не считаю. — Спокойно ответил я. — Но видать надо привыкать к тому, что это станет нормой.

Хоть в наше отделение и были переданы бланки с запасом, хватало их едва на пару недель. Поняв, что они подходят к концу, я счел своим долгом написать очередную записку в головной офис, в которой просил либо дать разрешение на покупку картриджей, либо направить в наш офис новую партию распечатанных бланков. Ответной реакцией на мою служебку стал сегодняшний приезд специалиста из регионального офиса.

— Люда, что с тобой? — Удивился я, когда в мой кабинет зашла секретарь. Она истерично хохотала, из её глаз текли слезы.

— Иван Ильич, принтер сломался. — Не успокаиваясь сказала она. — Я его только включила, он распечатал пару листов и встал колом.

Поняв, что специалист уже на обратном пути в головной офис, я решил сам посмотреть, что на этот раз с ним случилось. Большим специалистом не надо было быть, чтобы понять, что заправочный порошок высыпался из сделанной мастером дырки, засыпал все внутренности принтера и парализовал вращение шестеренок. 

«Наверное именно поэтому, на таких дорогих принтерах стоят одноразовые картриджи?» - Задал я сам себе вопрос и, не утруждаясь ответом на него, сел писать служебную записку.

«В связи с тем, что после замены порошка в одноразовом картридже принтер пришел в негодность. Прошу вас выделить пятьдесят тысяч рублей на его ремонт и предоставить в наш адрес бланки для ежедневной работы в течение месяца.»

На этот раз реакция руководства не заставила себя долго ждать. Сначала мне позвонил начальник отдела информационных технологий и сообщил, что запрашиваемая мною сумма необоснованно высока и что мне необходимо передать этот принтер в его одел для ремонта. Следом поступил звонок из отдела кадров с приглашением меня в головной офис для прохождения внеочередной аттестации.

«Ну что, вот два дела и сделаю сразу», — подумал я. — «И на аттестацию съезжу и принтер сам отвезу».

Как ни странно, но аттестационная комиссия легко дала положительное заключение о моем соответствии занимаемой должности. Но неожиданно со мной захотел побеседовать руководитель регионального офиса. 

— Иван Ильич, — опять безо всяких предисловий начал Петр Петрович, — я уверен, что у нас у обоих сходится мнение в том, что сработаться у нас не получится. — Я предлагаю тебе без лишней канители написать заявление на увольнение по собственному желанию.

— Петр Петрович, вы абсолютно правы, — спокойно ответил я и пожал плечами. — Нам очень тяжело будет работать вместе, но писать заявление по собственному я не буду.

На очередном совещании по итогам работы за квартал выяснилось, что наш регион резко снизил все показатели и оказался на последнем месте. Как было ясно из предоставленных Петром Петровичем таблиц и слайдов, виной всему был только мой офис, который полностью провалил ежедневную работу.  

По итогам данного совещания была назначена комиссия для проведения служебной проверки. Члены комиссии брали объяснительные со всех, в том числе и с меня, и секретарши Люды. Я к своим объяснительным приложил копии всех служебных записок, написанных мною за это время. Заключение проверки мне не присылали, поэтому я достоверно не знаю по какой причине Петр Петрович решил уволиться. Мне было достаточно того, что в моем офисе появился новый принтер.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.