Родительский комитет считает, что мы должны сделать ремонт всей школе. А все потому, что мы - многодетная семья

истории читателей
17-10-2023

Первое сентября этого года был волнительным и ответственным днем для всей нашей большой и дружной семьи. Старший сын - Игорь - перешел в одиннадцатый выпускной класс и на правах выпускника встречал первоклашек, в том числе и своих родных братьев Семена и Игната.

Игорь выступил с поздравительной и напутственной речью от лица всех выпускников первоклассникам. Семен и Игнат были удостоены чести держать ответное слово и торжественно дать первый звонок.

Не менее волнительным оказался и сегодняшний день. Вчера наш средний сын Вова, который только перешел в старшие классы, сообщил, что родителей вызывает в школу директор. 

Каких-либо явных причин для волнения не было или я о них не знала, но волнение было. Владимир, как и его старший брат, учился отлично и шел на золотую медаль. Однако это был первый раз за все время, когда директор вызывал его родителей.

— Анастасия Игоревна, — после короткого приветствия сказал Олег Викторович, — я вас пригласил в связи с тем… — тут он немного замялся и лицо его приняло виноватый вид. — В связи с тем, что от классного руководителя вашего Володи поступила жалоба. Кроме того, жалоба поступила от родительского комитета класса, в котором учатся ваши близнецы.

В моей голове калейдоскопом побежали события, предшествующие этому дню. Я пыталась вспомнить с каким настроением приходили дети со школы, с каким уходили. Вспомнила все подробности, которые они рассказывали по итогам каждого прошедшего дня. Ничего такого, что могло послужить причиной жалоб. «Или я все-таки плохая мать». – Мелькнуло в моей голове. — «Не уследили мы с Димой за детьми.»

— Нет. Вы не подумайте. Ваш Володя, да и Игорь - молодцы, отличники. Оба идут на золотые медали. Младшие за первый год учебы тоже показали себя с лучшей стороны. Жалобы поступили не на детей, а на вас, Анастасия Игоревна, и на Дмитрия Павловича.

У меня «гора с плеч свалилась» и я выдохнула с облегчением. Видать, выдохнула я очень сильно, потому что директор с улыбкой посмотрел на меня и продолжил.

— Поймите, я должен как-то отреагировать на эти жалобы. Провести с вами беседу, понять, что на самом деле происходит.

Жалоба классного руководителя нашего Володи заключалась в том, что мы всячески игнорируем ее как руководителя и общественную жизнь класса в целом. За все время, что она является классным руководителем, мы ни разу не были на родительском собрании их класса.

— Но не наша же вина в том, что все классы проводят родительские собрания в один день и в одно время, — от недоумения я даже привстала и развела руками. — Как мы вдвоем с мужем можем оказаться в трех местах одновременно? Папа наш ходит на все собрания в классе Игоря, потому что там готовятся к выпускному. Я хожу на все собрания к первоклашкам, потому что они первоклашки и потому что их двое. 

По всей видимости мой ответ удовлетворил Олега Викторовича, потому что, слушая меня, он одобрительно кивал головой. Кроме того, он прекрасно понимал, что Елена Владимировна стала классным руководителем Володи только в этом учебном году, и прошло не так уж и много времени, чтобы подавать подобные жалобы.

Петицию родительского комитета класса, где учились двойняшки, мне пришлось перечитать три раза. С первого я вообще не поняла, о чем идет речь, и что они хотят. Со второго я начала догадываться, что заложено в эти витиеватые фразы: «…препятствуют созданию условий для более комфортного проведения учебных занятий для своих детей и всего класса…» 

Прочитав в третий раз и сопоставив происходившее на последних родительских собраниях, я окончательно поняла, о чем они говорят в своей жалобе, и что они хотят получить. Весь родительский комитет хотел, чтобы моих мальчиков перевели в другой класс. Осознав это, я побагровела. Олег Викторович, заметив, что я закончила читать, вопросительно на меня посмотрел.

— Вы можете что-то мне объяснить по этому поводу? — он показал рукой в сторону бумаги, которую я положила на его стол. — Это уже не один учитель, а три члена родительского комитета подписали.

Я не знала какая реакция последует от него на мои слова, но мне было уже без разницы. Я вся кипела изнутри и это было заметно по моему лицу.

— Олег Викторович, — начала я, стараясь подбирать каждое слово, — под этими словами понимается не что иное, как то, что я отказалась сдавать деньги на ремонт класса.

Директор школы всем своим видом дал понять, что внимательно меня слушает. Приободрившись, я начала выкладывать все. Во мне говорила обида. 

— У нас учится в этом классе двое детей, и по какой-то причине родительский комитет, всем составом, уверен, что на ремонт класса мы должны сдавать за двоих. Хотя в этом же кабинете в разное время учились и Игорь, и Володя. И мы каждый год его ремонтировали, меняли окна, двери, полы.

Я обратила внимание, что Олег Викторович сначала покраснел, потом его лицо начало приобретать багровый оттенок, но он слушал внимательно и не перебивал.

— Может быть это и централизованная политика школы, — продолжала я, не сдерживая эмоции, — но у нас нет столько денег, чтобы ремонтировать все кабинеты. Раз уж на то пошло, то давайте нам какую-то оптовую скидку что ли.

Директор проводил меня до крыльца и вежливо попрощался. Я не знаю, что происходило в школе после моего визита, но ближе к вечеру к нам в гости пришла Елена Владимировна. Первым делом она извинилась за свою жалобу директору.

— Просто я человек новый в этой школе, — оправдывалась она. — Я действительно не знала, что у вас такая большая семья.

Выяснилось, что ей достаточно того, что мы отслеживаем события в групповом чате, что Володя не нуждается в каком-то дополнительном контроле, а если что-то произойдет неординарное, то она сама со мной свяжется или зайдет в гости. 

Буквально сразу после ее ухода раздался звонок от Ольги Викторовны – учительницы Семена и Игната. Сначала я выслушала от нее обвинения в свой адрес за то, что, не разобравшись, пошла жаловаться директору. Потом я поняла, что именно из-за меня теперь в кабинете, где занимаются мои дети больше никогда не будут делать ремонт.

Сначала я попыталась что-то сказать в свое оправдание, но, поняв, что это собеседнице не интересно, я поставила телефон на громкую связь и пошла заниматься домашними делами. Даже не знаю, чем и когда закончился ее монолог.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.