back b
image

Подруга просила - я месяц ездила ей уколы делать, попросила ее об услуге - она озвучила цену

мнение читателей

Очень горько разочаровываться в дружбе. Вот дружила я с подругой десять лет почти, считала, что у нас близкие отношения и мы всегда можем друг на друга положиться. А оказалось, что это игра в одни ворота. Когда нужно ей - я делаю, не прося ничего за это. Когда я ее попросила об услуге, то мне было озвучена цена. 

- Анют, выручай! Врач уколы прописал, а колоть некому. В больницу каждый день ходить я не могу, я по квартире-то еле ползаю пока, - чуть ли не плакала мне в трубку Алена. 

Естественно я не отказалась ей помочь. Тем более, что рука у меня на уколы набита - я работаю медсестрой. Ездить, конечно, было далековато, Алена живет от меня на другом конце города, но дружба есть дружба. Поэтому месяц после работы я ездила к подруге делать эти уколы. Шприцы привозила с собой, потому что те, что купила она, просто не подошли. 

- Ой, не знаю, что я бы без тебя делала, - всегда приговаривала Алена. Я же считала, что ничего героического я не делаю, могу помочь подруге - значит должна помочь. 

- Не понимаю, чего ты бесплатно катаешься. Вообще-то услуги медсестры денег стоят. Я за один укол триста рублей беру, и все равно отбоя от желающих нет, - говорила мне моя коллега, а я объясняла ей, что делаю по дружбе. О каких деньгах может идти речь между друзьями?

- Ну, видимо, кто-то очень богато живет, раз деньги не нужны, - рассмеялась коллега, и больше мы к этой теме не возвращались

В конце курса уколов Алена рассыпалась в благодарностях и подарила мне шоколадку. Это было необязательно, но все равно приятно. 

После того, как курс лечения у подруги закончился, я какое-то время ее не видела. У меня работа, у нее работа, плюс еще и живем далеко. 

Недавно у меня порвались последние джинсы. С деньгами у меня на самом деле не очень хорошо, да и жалко было выбрасывать вещь, которую можно еще починить и долгое время носить. Проблема была в том, что рукодельница из меня, прямо скажем, никудышная. 

Пришить пуговицу я еще могу, а на что-то большее моих талантов и знаний уже точно не хватит. Даже зашить дырку на носке для меня сложно. А тут надо было ставить заплатку и прострачивать. Машинки у меня нет, а вручную я с этим никогда в жизни не справлюсь. 

Можно, конечно, было бы отдать штаны в ателье, но там мне сказали, что ждать придется неделю. Это очень долго, а джинсы у меня одни. Новые могу купить только после зарплаты, до которой две недели почти. Ну не в рваных же мне ходить все это время.

Вспомнила, что Алена у нас всегда слыла рукодельницей. Она себе сама кое-какие вещи шила, да и машинка у нее была. Старенькая, бабушкина еще, но вполне рабочая. Я видела ее, когда ездила ставить уколы, Алена тогда кому-то платье подшивала. 

- Ален, привет, как твое самочувствие? - Позвонила я подруге, и выслушав ее ответ попросила. - Ты не могла бы мне помочь? У меня единственные джинсы порвались, надо заплатку ставить, а у меня с этим, сама знаешь, большие проблемы. Поможешь?

- Да в принципе не проблема, приезжай, посмотрю, что можно сделать.

Я обрадовалась. Уж Алена с ее золотыми руками точно сможет мне помочь. Вечером взяла пирожные к чаю и рванула к подруге. Она осмотрела мои джинсы и сказала, что сможет помочь. И стоить это будет пятьсот рублей. 

- А что ты так на меня смотришь? В ателье с тебя больше возьмут, поверь мне. Я тебе, считай, по дружбе скидку делаю, - заявила подруга и принялась за чай с пирожными. 

Отдала я ей пятьсот рублей. Джинсы она мне в тот же вечер сделала. А я сделала выводы, что по дружбе и бескорыстно что-то делаю только я. А вот моя подруга своего не упустит. 

Не знаю, может позиция Алены и правильная, но мне такой подход неприятен. Разговаривали же за пять минут до этого, что у меня денег нет на новые джинсы и вообще с финансами плохо. Я вот за свою помощь денег не просила. Но это, наверное, только мои проблемы.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.